Врач объяснил, почему осенью так много тяжелых больных с COVID-19

На столе у заместителя главного врача по клинико-экспертной работе Краснодарской инфекционной больницы № 1 Игоря Люлина лежат объемные папки с историями болезней. Изучение каждой помогает спасать новых пациентов.

Врач объяснил, почему осенью так много тяжелых больных с COVID-19

Игорь Сергеевич вместе с коллегами-медиками сейчас на "линии огня". С наступлением осени на Кубани, как и во многих регионах, обострилась ситуация с коронавирусом. В крае зафиксировано более 17 тысяч случаев заражения COVID-19, его жертвами стали уже 392 человека. Среди заболевших оказался и главный инфекционист региона, руководитель Краснодарской инфекционной больницы № 1 Сергей Зотов.

Игорь Сергеевич, чем, по вашим наблюдениям, осенний COVID-19 отличается от весеннего?

Игорь Люлин: Тяжелых случаев стало больше. К счастью, у большинства все-таки заболевание протекает не так тяжело и они могут лечиться дома.

Чем вы объясняете то, что сейчас стало больше тяжелых больных? Причина в нашем разгильдяйстве или вирус все-таки мутирует?

Игорь Люлин: Нет, это тот же самый возбудитель инфекции, появившийся год назад в Китае. Вирус — простейшая форма живого организма, которая может адаптироваться к меняющимся условиям внешней среды. Но он не мутировал за время наблюдения. Просто идет развитие эпидемии, заражается все больше людей. А в осенне-зимний период наблюдается прогнозируемый сезонный подъем.

А как снизить риск развития болезни по тяжелому сценарию?

Игорь Люлин: Существуют четкие критерии: выраженность и длительность лихорадки, насыщение крови кислородом, комплекс сопутствующих заболеваний. Они позволяют из всей группы заболевших выделить тех, у кого есть риск тяжелого течения, и именно их госпитализировать. К сожалению, сегодня не хватает участковых врачей, они перегружены. Это индикатор социальных проблем, и, безусловно, делаются выводы.

Появились ли какие-то новые симптомы, позволяющие определить COVID?

Игорь Люлин: Точно установить ОРВИ или COVID можно только лабораторно. Коронавирусная инфекция относится к группе респираторных инфекций, которые протекают с похожими симптомами: повышение температуры, кашель, насморк, першение в горле, общая слабость, недомогание.

Каких-то эксклюзивных отличий от COVID-19 нет. Да, потеря обоняния действительно достаточно часто наблюдается. Но такой симптом появляется не с первого дня заболевания и не у всех. Поэтому в условиях пандемии любая вирусная инфекция должна расцениваться как подозрение на коронавирус.

Если заболели, сразу ограничивайте контакты, приглашайте врача, который сможет оценить ваше состояние и выбрать дальнейшую тактику лечения. При ухудшении — обращайтесь в скорую медицинскую службу.

Мы видим, какие серьезные последствия наступают у некоторых переболевших коронавирусом: поражаются сосуды, почки, психика. Как с этим бороться?

Игорь Люлин: Удушье, нехватка воздуха, одышка довольно тяжело переносятся людьми. К тому же вирус обостряет чувство тревоги и вызывает другие соматические проблемы, до конца пока неясные. Основные силы раньше были направлены на борьбу с острыми проявлениями болезни. А теперь мы понимаем, что нужно предметно заниматься реабилитацией и восстановлением, особенно после тяжелой коронавирусной инфекции с большой площадью поражения легких.

Подробнее — в ближайшем номере "Российской газеты". Все материалы сюжета "COVID-19. Мы справимся!" читайте здесь.