Почему British Petroleum хочет избавиться от доли в «Роснефти»