Share Tweet Share Share Email CommentsБыков о месте России в мире, о ее вчера, сегодня и завтра

Нацизм и коммунизм имеют очень много идеологических, и главное, формальных сходств. Но в основе нацизма лежит более архаический признак и более архаическое учение. Учение коммунистическое устремлено в будущее. Нацистское – во всяком случае гитлеровцев – в прошлое.

Поэтому ставить на одну доску коммунизм и нацизм немыслимо, хотя и нацистское искусство, и советское тоталитарное формально имели немало общего. Но идеологически, теоретически, экономически, религиозно – это совершенно разные вещи.

Советский Союз в последние годы был ужасен для жизни, но для тех, кто хотел работать, он был сравнительно приемлем. Это была такая страна для небольшой прослойки профессионалов.

А современная Россия при всех ее преимуществах, в частности при открытых границах, представляется мне шагом назад от Советского Союза по множеству параметров. В частности потому что национальный вопрос при советском строе было обсуждать неприлично. А сегодняшняя Россия вся полнится комментариями типа «жидовское Эхо» – это все довольно непристойно.

Поэтому уравнивать коммунистический проект с нацистским я не могу. Хотя бы потому что коммунистический был интернациональным, при нем религия знала свое место, при нем культ просвещения был несомненен, а при нацизме – наоборот.

То есть все эти различия, казалось бы, стилистические, мне не дают поставить этот довольно-таки подлый знак равенства. Если бы коммунизм не принадлежал будущему, он бы в 1945-м не победил. И сколько бы со мной ни спорили разные люди – что русские люди защищали свою родину, а нацисты напали на чужую – нет, они защищали не только родину. Они защищали и свою принадлежность к будущему от страшной агрессии темных веков.

Слухи о том, что Путина предполагают оставить у власти после 2024 года, изменив для этого структуру парламента, мне кажется, не имеет отношения к реальности. Потому что реальность, вне зависимости от кремлёвских планов, не предполагает продолжение эпохи Путина.

Эта эпоха уже исчерпала себя. Не знаю, удастся ли ей дотянуть до 2024 года, но я абсолютно уверен, что после 2024 года, как после некой условной вехи, в России будет «послепутинская эпоха» – если в России вообще будет что-либо «послепутинское». Может же получиться, что прав Володин и Путин и Россия до некоторой степени тождественны. Но я пока с этим не согласен.

Долговременный бессмысленный застой – не очень приятная перспектива. Мы видели, как он кончился в СССР – крупнейшей социальной катастрофой. Фактическим истреблением мыслящего и трудящегося класса России, потому что он  был деклассирован на глазах. И я не хотел бы повтора этого. Я хотел бы мирной смены парадигмы.

Российская политическая элита – это, на мой взгляд, до  известной степени оксюморон. Элита формируется путем выборов, общественных дискуссий, высказывания народом своих публичных предпочтений. Нынешняя – это либо назначенцы, либо неправедно разбогатевшие люди, либо люди, являющиеся инструментами власти, если говорить, скажем, о политической журналистике.

Можно, конечно, изучать мировоззрение людей, которые сегодня чтут память Николая Второго. Но, думаю, они очень мало знают о нем. Это, конечно, трагическая фигура – трагична, прежде всего, его участь. Но рассматривать его всерьёз как политического деятеля, по-моему, немыслимо. Точнее всех о нем сказал Антон Павлович Чехов: «Вы думаете, он тиран, а он прапорщик».

Небо над Донецком надо было закрывать с самого начала. Нужно было сделать все возможное, чтобы исключить полеты гражданских самолетов над этой территорией. Кто за это лично ответственен, я вам сказать не могу. Думаю, что украинская сторона может назвать эти имена.

Запад уверен, что хороших отношений с Россией быть не может. Европейцы изначально не хотели сильной России, они нас не любят. Потому что мы  носители духа; как на Западе понимают «дух» – это отдельная история. Тем не мене, никаких иллюзий насчет сохранения отношений с нами у них не было. В Китае во второй половине 50-х гг. писали: «Да, СССР посылал нам специалистов, но это были плохие специалисты. Помогал нам материалами, но это были плохие материалы».

Так вот, и сейчас то же: да, они нам посылали «ножки Буша», но это были плохие «ножки Буша».

Есть масса людей на Украине и в других постсоветских республиках, ностальгирующих по СССР. Ну и давайте как-то разобьёмся, распределимся: на этой территории живут люди, думающие так-то, а на этой – по-другому. Уверен, что в  22 веке так и будет. Гражданство будет вопросом выбора, а не рождения.

Согласитесь, приятно, если человек сам определяет. Это получается что-то вроде крещения, если угодно, или как у католиков – подтверждение выбора.

Очень часто человеку приходится защищать чуждые для него ценности. Он защищает родину, а вместе с родиной он защищает набор, допустим, тоталитарных представлений. А он хочет защищать другие представления. Так пусть он получит право защищать их.

Человек, принимая присягу в США, говорит, что он  клянется воевать за эту страну. А если ему нравится Россия, как Стивену Сигалу? Или как Жерару Депардье, который, правда, уже разочаровался, но все-таки гражданство сохраняет, хотя квартиру в Саранске продал.

Давайте действительно предоставлять такому человеку гражданство России. Ну как он будет защищать идеалы Штатов, если любит Путина? Надо предоставлять гражданство всем, кто выражает симпатию к системе ценностей данной страны. Будущий мир так и будет организован.

Быков о месте России в мире, о ее вчера, сегодня и завтра