Актер Вилле Хаапасало стал печь хачапури

«Самый главный финн России» Вилле Хаапасало печет хачапури. Сам. За время пандемии переквалифицировался из актера в кулинара, сейчас явно наслаждается своим новым амплуа и, похоже, совершенно не скучает по большому экрану.

Актер Вилле Хаапасало стал печь хачапури

Всероссийская слава обрушилась на Хаапасало, когда ему было 23 года — после роли в "Особенностях национальной охоты". Но у себя на родине он стал знаменит только спустя пятнадцать лет. Парадоксальным образом, популярность в Финляндии ему принес цикл телевизионных передач о путешествиях по России. Страсть к поездкам и приключениям, можно сказать, определила и нынешнее занятие. Когда полтора года назад стало понятно, что о проектах в кино и на телевидении надо на время забыть, Вилле не сильно огорчился. Вспомнил о привезенном из Грузии рецепте хачапури — и решил популяризировать его в Финляндии. Говорит, даже не пришлось особенно вкладываться в рекламу: южную лепешку с сыром скандинавы приняли на ура. Сейчас у Вилле сеть кафе по всей стране, а замороженные Haapasalon hatsapuri продаются в каждом крупном продуктовом магазине.

Впрочем, сам Вилле по-прежнему максимально близок к народу. Каждый день он приходит в павильон на набережной живописного финского городка Пуумала и становится к печи. Здесь почти всегда очередь: люди приезжают со всей страны, чтобы съесть хачапури, лично приготовленное Вилле Хаапасало. А еще сфотографироваться, взять автограф и, если повезет, поговорить. Нам повезло.

Вилле, почему вы вообще решили, что продажа грузинского хачапури хорошо пойдет в Финляндии?

Вилле Хаапасало: Хачапури пойдет везде! Сперва я обзвонил пекарни, чтобы они работали по моему рецепту. Все отказались. Тогда я залез в интернет, прочел все о пекарнях, купил подержанное оборудование и начал. Собрался продать за прошлое лето две тысячи хачапури, максимум пять, а вышло — 25 тысяч… В общем, теперь у меня есть огромная пекарня и договоры с магазинами. Самое главное в нашем деле — это найти хороший сулугуни. Полгода уговоров — и специально для нас его производят прямо в Финляндии.

Мне отчасти помогла пандемия. Когда все сели по домам, я начал давать интервью о том, как актер остался без работы. Потом, когда открылись хачапурные, люди специально приезжали поддержать — говорили, что гордятся мной. Не просил поддержки у государства, просто взял и что-то сделал. Вот уже 13 месяцев я ничем другим не занимаюсь.

У вашей любви к грузинской кухне истоки из студенческих времен?

Вилле Хаапасало: Да. В 1991 году, когда я приехал в Петербург, с продуктами было сложно. Тогда же существовали талоны, а я даже не понимал, что это такое. Но и по ним в магазинах ни черта не было. Однажды по запаху я нашел подвал, в котором столовались грузины, а готовила для них бабушка. Там я впервые попробовал лобио и хачапури. Потом приходил туда почти каждый день. В то время и решил, что, если когда-нибудь пойду в ресторанный бизнес, это будет обязательно что-нибудь грузинское.

Сложно было простому финскому парню в Петербурге 90-х?

Вилле Хаапасало: Не то слово. В 1992-м меня за один год ограбили девять раз. И еще девять — просто дали по морде. Ну как-то так получалось: возвращался из Театрального института поздно, по лицу видно, что не местный. А раз иностранец — значит, деньги есть. Хотя однажды у меня отобрали проездной и три рубля — все, что было… Какое-то время я даже хотел купить себе пистолет (тогда можно было спокойно купить хоть танк), но мой однокурсник Михаил Пореченков сказал: "Ни в коем случае! Ты же не умеешь им пользоваться. Будешь с пистолетом — тебя убьют". Я потерял три паспорта! В финском посольстве думали, что я их продаю. В четвертый раз сказали: "Еще раз потеряешь, больше не дадим".

Домой не уехал только потому, что было стыдно вернуться раньше времени.

Отец, может, и порадовался бы…

Вилле Хаапасало: Отец — да. У нас же был семейный бизнес — багетная мастерская. Я этой профессии еще в 14 лет обучился.

Знаю, что вы даже делали раму для картины Русского музея.

Вилле Хаапасало: Горжусь этим. Музей приехал в Лахти с временной выставкой. И там одна картина — портрет, к сожалению, не помню чей — была без рамы. Я лично ее сделал, охранники рядом стояли. Это самая крутая моя работа.

Багетчик, хоккеист, актер, дальнобойщик, кулинар — вы прожили кучу жизней. Какая из них нравится больше всего?

Вилле Хаапасало: Мне больше всего нравится быть одному в лесу. Я на самом деле необщительный человек. Просто заставляю себя быть социальным, разговаривать со всеми. Но это не мое, мне тяжело. Я вообще хочу лежать на траве — и все. Но последний выходной у меня был в мае. Тогда трава еще не выросла.

Что вы знали о России, когда приехали сюда учиться?

Вилле Хаапасало: Я знал, что в Советском Союзе хорошо играют в хоккей, и с детства видел кино, где коммунисты поют песни и косят траву. Причем они так плохо это делали — я, как деревенский парень, понимал, что косить они совсем не умеют. В принципе, это были все мои знания.

А теперь вы знаете нашу страну лучше многих русских.

Вилле Хаапасало: Мне повезло много раз объездить всю Россию. Практически не осталось мест, где я не бывал. Это большое счастье, ведь чем больше мест и людей ты видел, тем ты богаче.

Я очень люблю Север. Люблю Кавказ. Алтай. Чукотку. Россия — великая страна, здесь очень много великолепных мест. К сожалению, российский туризм слаб…

Ну сейчас-то внутренний туризм неплохо поднялся.

Вилле Хаапасало: И это хорошо. Но в мире мало кто знает, какие невероятные места есть в России. А ведь чего стоит, например, Кольский полуостров. Там такие места, такие реки, рыбалка чумовая! Озерная северная Карелия: на байдарках пройти — фантастика!

Главный секрет хорошего путешествия — надо приехать и спросить у местных. Они знают то, чего не найти в путеводителях.

Спасибо, что сделали вклад в популяризацию нашей страны — сняли для европейцев цикл передач о путешествиях по России.

Вилле Хаапасало: Вообще-то я хотел снять только один цикл передач "30 дней по России с Вилле Хаапасало". Просто для того, чтобы показать: в России живут обычные люди, которые думают так же, как мы. Но первый же проект оказался невероятно популярным. Не только в Финляндии, но и в Швеции, Норвегии, Центральной Европе. Всего я сделал восемь циклов путешествий по России для европейского телевидения, и каждый показ собирал больше 1,2 миллиона зрителей. Я в Париже был — и там ко мне подходили, чтобы селфи снять. Вначале думал, меня перепутали с кем-то, но оказалось, узнали по российским путешествиям.

Обычно в таких передачах каждый шаг распланирован. Путешественник точно знает, что он будет делать, кого встретит, чему удивится…

Вилле Хаапасало: Нет-нет, у нас все спонтанно было. К первому путешествию у меня попросили сценарий. Я отказал: откуда же мне знать, что я там буду делать? Заметили что-то интересное — и свернули. Для мобильности и свободы ездили маленькой группой — четыре человека. Единственное ограничение, которое сами себе ставили, это работать не больше 14 часов в сутки. Было непросто. Особенно когда мы проехали по побережью от Мурманска до Чукотки — это было самое тяжелое путешествие из всех.

Собираетесь вернуться на телевидение?

Вилле Хаапасало: Не знаю. Я устал от телевизора. Смотрю — и не знаю, то ли я постарел, то ли отстал. Ничего не понимаю в том, что там сейчас происходит. А если не понимаю, тогда лучше, может быть, делать хачапури. По крайне мере, это веселее. Знаете, так радостно ходить в свою пекарню!

А рецептом хачапури поделитесь?

Вилле Хаапасало: Не-а!

Актер Вилле Хаапасало стал печь хачапури

В России Вилле стал звездой после "Особенностей национальной охоты". Фото: Кадр из фильмаО взятках

Есть какие-то вещи в России, которые вы так и не постигли?

Вилле Хаапасало: Я так и не научился давать взятки. В 90-х годах без этого было никак. Тогда надо было платить за все, чуть ли не за то, чтобы перейти улицу. Но я никак не мог. Деньги вроде есть, человек вроде хочет. Но я не знаю, как их дать! С удивлением смотрел на своих знакомых, которые так легко давали взятки. И нет — не научился.

О необычной еде

Какое самое странное блюдо вам довелось пробовать в путешествиях?

Вилле Хаапасало: Верблюжий горб. Кишечник моржа. Горб — это гадость. На вид вроде желе, воняет ужасно. А кишечник — ничего, съедобный. Вареный же. Или вот еще сушеные бараньи хвосты. Есть горные местности, где спасатели берут их с собой и едят. Ох и пахнут… Но я ни от чего не отказывался — ел все.